Последние новости

09 июня в 13:32

Колосс на глиняных ногах (Ментовские басни. Часть вторая): Эксклюзив Город 24 часа

Колосс на глиняных ногах (Ментовские басни. Часть вторая): Эксклюзив Город 24 часа

Однако, конечно же, для полноты картины следует захватить и следующий этап – пятилетку полковника Леонида Никула, преемника Николая Николаевича, руководившего измаильскими милиционерами на стыке столетий – с 1999 по 2004 годы.

Полет нормальный. Падаем

 Боюсь, что именно такой подзаголовок, как можно точнее характеризует то происходящее на протяжении уже нескольких десятилетий в пятиэтажном здании по улице Михайловской, 27. Трансформация милицейской системы (да уж простят меня поклонники современных «косметических» преобразований, ну уж никак у меня язык не поворачивается назвать ее на новый лад полицейской), безусловно, не могла не затронуть и Измаильский горотдел. Как же так получилось, что некогда эффективный коллектив правоохранителей, способный раскрывать резонансные и сложные неочевидные преступления, постепенно стал беспомощным аморфным учреждением, своеобразным Колоссом на глиняных ногах?

Настоящий полковник

Леонид Никул - ровесник Андреева. Он также родился в 1955 году, но не в Болграде, а в Молдавии. Получив высшее милицейское образование, свой трудовой путь начал оперуполномоченным уголовного розыска в Белгород-Днестровском. Продвигаясь вверх по карьерной лестнице, он некоторое время проходил службу в должности начальника уголовного розыска в Килие, а затем был переведен первым заместителем в Рени, где спустя несколько лет стал и руководителем отдела. То есть судьба покидала Леонида Васильевича по городам и весям практически всей Южной Бессарабии. И, будучи по национальности молдаванином, а также от природы очень не плохим психологом, - скорее благодаря всему этому, он научился не только эффективно руководить мультинациональными бессарабскими отделами, но и хорошо разбираться не только в хитросплетениях местной политики, и, говоря казенным языком, находить общий язык «с различными социальными категориями граждан».

Менее года назад мне довелось побеседовать с одним из ренийских предпринимателей (а также по совместительству и депутатом нескольких созывов). Так вот он до сих пор с большим уважением отзывается о Никуле, считая его мудрым и выдержанным человеком, способным заставить считаться с собой любого, вне зависимости от его социального положения и отношения к Уголовному Кодексу. К слову, примерно в то же время, посчастливилось мне познакомиться и с одним из жителей Болграда (малой родины предыдущего героя повествования), некогда очень успешном, по меркам этого южного городка предпринимателем, а ныне (от полной безнадеги) пытающегося заниматься юридической практикой. Так вот, при одном только упоминании фамилии Андреева, он в буквальном смысле слова начинал плеваться и эмоционально нелицеприятно высказываться в его адрес. При этом свое поведение он аргументировал достаточно вескими доводами и фактами. Все эти единичные случаи, конечно же, не повод для каких-то глобальных умозаключений, но, вместе с тем, они полностью отражают субъективное мнение автора этих строк – Леонид Никул в профессиональном плане, будучи ничем не хуже «легендарного» генерала Андреева, в то же время по человеческим качествам на порядок превосходил своего предшественника. Хотя, конечно, понятия морали, темперамента, да и вообще каких-либо нравственных устоев, - это весьма условные категории и в вопросах эффективности функционирования милицейской системы занимают далеко не самые первоочередные места. Если у вас возникают какие-то сомнения по этому поводу, то попробуйте, например, выработать свою точку зрения в конфликте Жеглова и Шарапова из-за подброшенного кошелька карманнику Кирпичу. Если для вас это окажется просто, то значит, вы на самом деле просто неисправимый романтик и на жизнь смотрите сквозь розовые очки. И тогда вам ни в коем случае не стоит идти на работу в милицию. Потому как эта система вас попросту пережует и выплюнет. Как в принципе и сама жизнь.

О торговле женским бельем

Так кто же он такой «доктор Зорхе» - полковник Леонид Никул? В первую очередь это, конечно, очень грамотный розыскник, способный расколоть любого на одной только технике допроса, настоящий профессионал, досконально знающий свое дело. При развале Советского Союза Никулу было уже 36 лет, и он уже был вполне сформировавшейся личностью. Во времена СССР невозможно было стать даже маленьким начальником, не пройдя по всем ступеням карьерной лестницы. Даже если у твоего папы есть деньги и он занимает ответственный пост в министерстве, то ты все равно сначала отпашешь несколько лет рядовым опером, или следаком, потом старшим опером-следаком, и если сможешь доказать свою профессиональную состоятельность, то тебе доверят тогда и отделение. При этом надо понимать, что хлеб опера или следователя очень нелегок. Помимо ненормированного рабочего дня, это еще и сверхвысокие эмоциональные нагрузки. И тут, что до новой звездочки на погонах, что алкогольного срыва – всего один шаг.

Соблюдалась тогда и преемственность поколений. По понятным причинам уволиться из правоохранительных органов можно было только с «волчьим билетом», поэтому текучка кадров была сведена к минимуму. Главное отличие Никула от Андреева состояла в том, что он, по сути, будучи авторитарным руководителем (милиция и демократия – это два несовместимых понятия хотя бы потому, что это полувоенизированная организация), в то же время не был приверженцем ора и рукоприкладства по отношению к своим подчиненным. Об этом своем отличии, Леонид Васильевич не редко напоминал, когда его по каким-то причинам не хотели понимать с первого раза.

- Если вам нравится, чтобы вас унижали, то давайте тогда будем действовать по-андреевски, - говорил он. – Но, думаю, что это бесполезно. Если кого-то не устраивает служба в милиции, то перед ним открыты все двери «народного хозяйства». Но кому вы нужны на гражданке? Что вы умеете делать? В лучшем случае будете торговать женским бельем на рынке. Поэтому не ломайте свою судьбу, беритесь за ум.

Кстати, в Леониде Никуле скорее всего пропал большой талант педагога. В частности, он очень любил подолгу вести нравоучительные беседы, хотя со стороны это больше напоминало монолог одного актера с одной заданной задачей – научить уму-разуму нерадивых подчиненных. Во время регулярных четверговых занятий его "спичи" о том, как все плохо, и как мы дальше будем жить, могли спокойно затянуться на несколько часов. Хотя, как вспоминают сотрудники, слушать его не всегда было утомительно, так как в чувстве юмора ему отказать было сложно. При этом в присутствии сержантского состава он мог подначить и старших офицеров (напомню, что это часть офицерского состава, начиная со звания майор). Так, в отношении одного из начальников ГАИ, человека дисциплинированного, услужливого, но в то же время и с хитрецой, он часто допускал вольности в обращении. Например, перед началом его докладов он нехотя поворачивая к нему голову, приговаривал: «Ну, давай, соври опять что-нибудь».

(Продолжение следует)

Никита Тернавский

  • Главное в работе милиции, прокуратуры, любых служб надзора за законностью - СОБЛЮДЕНИЕ законности! Остальное - от лукавого... Со ВСЕМИ вытекающими! Т.Е. таких поцев нужно было гнать поганной метлой, но к сожалению и по сей день там полно таких. Пример - аваков, луценко, далее - ВЕЗДЕ...