Последние новости

19 апреля 2017 в 18:06

Плохой хороший мент (Эксклюзив "Город 24 часа")

Плохой хороший мент (Эксклюзив "Город 24 часа")

Его уважали и ненавидели, считали деспотом и гением, но, в любом случае генерал милиции Николай Андреев оставил яркий след в истории Измаильской милиции...

 

Шекспир и детективы

 

С легкой руки Шекспира считается, что нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. Но, если бы Шекспир жил в наше время, то вероятней всего он высказался бы и о самом привлекательном чтиве для широкой публики. Несомненно, это были бы те самые детективы и особенно криминальные повествования, где подробно рассказывается о взаимоотношениях воров и сыщиков. Вспомните хотя бы недавний массовый успех «Бандитского Петербурга». Книги известного журналиста Андрея Константинова раскупались как горячие пирожки. По ним ставились нескончаемые сериалы, которые годами занимали лучшее эфирное время.
Периферии всегда было свойственно подражать столицам. И это не мудрено, ведь те или иные социальные и общественные веяния (а особенно в 90-е годы) не обходят стороной и небольшие города. А особенно такие, приграничные, как Измаил. Где помимо распределения контрабандных потоков, крышевания предпринимателей шел и распил богатейшего государственного имущества, доставшегося от советской эпохи. В лихие 90-е в Измаиле было все: и банды отмороженных рэкетиров, и нескончаемые отстрелы братвы и примкнувших к ним спортсменов и барыг. Были и попытки, так называемых криминальных авторитетов, попасть во властные структуры и представительские органы (к слову, удачные или нет, на мой взгляд, вопрос до сих пор открытый).
Несколько лет тому назад некий измаильский автор Кирилл Черкасский попытался перенести эти бурные, а временами и кровавые события, на бумагу. В результате появилась книга «Криминальный мир Измаила в натуре», где нашлось место рассказам и о ворах, и о спортсменах-рэкетирах - о тех людях, кто пытался на заре становления украинской государственности зарабатывать себе на хлеб, мягко говоря, не всегда законными методами. Можно по разному относиться к творчеству Черкасского, но все же стоит отдать должное - автор не только более-менее правдоподобно описал жизненные коллизии бессарабских «джентльменов удачи», но и попытался проанализировать, почему судьбы многих из них сложились тем или иным образом. Черкасский в Измаиле был первым на этой нелегкой стезе криминального литератора. И его первый «блин» комом не получился. Безусловно, это чтиво заслуживает внимания, а автор уважения.

 

О чем молчал Черкасский?


Но вместе с тем, в больших городах было принято писать и снимать сериалы и об обратной стороне «бандитской медали» - ментах (пресловутых сыщиках). То есть о тех людях, которых раньше звали милиционерами, а сейчас на западный манер – полицейскими. Возьмем хотя бы тот же Петербург, где снят замечательнейший сериал об оперуполномоченном Романе Шилове «Ментовские войны». И здесь вам тоже суровые ментовские будни показаны во всей ее неприкрытой красе: с подставами между своими, дружбой с криминалитетом и попытками не всегда честными путями заработать себе прибавку к не такой уж и большой зарплате.
Вот с этой точки зрения измаильских ментов все же обделили. Кирилл Черкасский в своем литературном опусе не стал вовлекать в орбиту криминальных баек действующих на тот момент ментов. А зря. Потому что в 90-е годы руководила измаильским отделом милиции такая незаурядная личность, как Николай Андреев, равной которой по своей харизме в местной криминальной среде не было. Образно говоря, по своим морально-волевым качествам, он на голову был выше любого криминального авторитета. При этом Николай Николаевич, как и подобает настоящему менту, был очень противоречивой фигурой. И наряду с послужным списком несомненных заслуг закрепился за ним шлейф слухов и догадок, которым мы обязательно уделим внимание в этой нашей публикации.
Легенда бессарабской милиции родился в 1955 году в небольшом бессарабском городке Болград. В детстве Андреев отнюдь не собирался идти по стопам великого сыщика Глеба Жеглова. Маленьким мальчиком Коля мечтал о дальних морских плаваниях и примерял на себя роль отважного капитана. К слову, на пути к этой детской мечте он даже сделал несколько решительных шагов. В частности, окончил известную кузницу морских кадров - измаильскую «Девятку». Однако, к сожалению, не все наши мечты становятся былью. Не стала исключением и судьба Николая Андреева. Он и вправду стал капитаном, но не морским, а милицейским. Именно будучи в этом специальном звании он был переведен из Болградского отдела милиции в Измаильский райотдел. Зарекомендовав себя и там успешным руководителем, он вскоре получает новый «вызов». Его назначают главным милиционером такого важного в Одесской области города, как Измаил.


«Лирическое» отступление на нелирическую тему


Среднестатистическому гражданину обычно сложно понять, как же на самом деле работает милицейская система. Обычно свои представление о работе этой структуры он выносит из криминальных сериалов с нескончаемыми погонями и перестрелками. Или на худой конец, после общения от иногда встречаемых в жизни гаишников (если этому гражданину повезло иметь автомобиль), или же участкового инспектора. Как правило, обывателю сложно сопоставить, что работа такого важнейшего механизма в государственном устройстве (милиция – полиция) напрямую зависит от способности и желания этого самого государства, чтобы этот механизм работал слаженно и четко. То есть насколько государство способно и хочет на самом деле финансировать и контролировать с точки зрения законности этот важнейший орган правопорядка. Ведь если работникам милиции не на должном уровне платить не то, что зарплаты, но и не покрывать фактические затраты на топливо, канцелярские принадлежности, вынуждать их за свой счет покупать себе обмундирование, то чего можно ждать от этих самых сотрудников? Они либо пойдут по миру с протянутой рукой, либо более того, что начнут, зачастую превышая свои должностные полномочия, возмещать недостаток бюджетного финансирования. И получается, что в первом и в другом случае, сотрудник милиции будет сломлен обстоятельствами, и с ним можно договариваться, а значит им можно управлять из корыстных побуждений третьих лиц. И особенно это четко прослеживалось в неспокойные 90-е годы. Большая и сильная страна развалилась. Подпорченное еще со времен горбачевской перестройки экономическое здоровье, в том числе и Украины окончательно сошло на нет. Наступила эпоха так называемого дикого капитализма – накопления первичного капитала и перераспределения когда-то государственных средств и народного имущества в руки отдельных лиц, которых потом обозначат, как олигархат. Вся страна превратилась в аналог какого-то громадного блошиного рынка. Почти никто ничего не производил, все только перепродавали. Деньги стали стоить не дороже конфетных оберток. Бывали дни, когда инфляция только за сутки достигала 100 %. Например, вспоминается, что та же пачка сигарет вечером могла стоить в два раза дороже, чем утром этого же дня. Задержки заработных плат у бюджетников на несколько месяцев стали рядовыми событиями. Более того, в тренде того времени стала выдача заработной платы каким-либо товаром. Например, тапочками, а то и водкой. Сорокоградусным напитком зачастую в 90-х платили жалованье в некоторых милицейских отделах. И если мне не изменяет память, среди них был и наш родной Измаильский районный отдел милиции. А теперь представьте, что можно ожидать от такого голодного и холодного милиционера, которому в лучших традициях колонистов, как индейцу платят «огненной» водой?


Культ личности в отдельно взятом отделе милиции


Одним из несомненных талантов Николая Николаевича был, конечно же, талант хозяйственника. В этом он был гениальным. В те самые неспокойные и нестабильные 90-е годы смог добиться того, чтобы его подчиненные получали зарплату (причем со всеми положенными премиями и доплатами) деньгами. Также ему удавалось не только не отягощать сотрудников оперативных и следственных отделений поисками бензина (что делалось централизованно), но и увеличивать автопарк, делать ремонт служебных помещений и пр. Запомнился Андреев и тем, что в подвальном помещении отдела оборудовал более чем качественный буфет, в котором за довольно небольшие деньги можно было хорошо пообедать даже рядовым жителям города. В общем, Николая Андреева можно было уважать хотя бы только за талант хозяйственника (равного которому, кстати, после его отъезда из Измаила в череде нескончаемо менявшихся руководителей отдела нет до сих пор). К слову, когда Николай Николаевич пошел на повышение, он с тем же успехом применил свои способности «прораба» от милиции уже, будучи на посту главного милиционера г. Одессы, а также в должности главного борца с наркоманией в МВД в Киеве.
Андреев вообще был человеком, явно выходящим за узкие рамки мировоззрения милицейского офицера. О необычности его мышления говорит хотя бы тот факт, что еще находясь в столице украинского Придунавья, он как-то в отпуске поехал в столицу. И чем бы вы думали, он там занимался в свободное время? С помощью секундомера определял количество проехавших машин за обусловленное время и потом сверял эти данные с тем же Измаилом, где эксперимент с секундомером в точности повторялся. По пояснениям самого экспериментатора, цель этого мероприятия сводилась к тому, чтобы понять, насколько экономически Киев превосходит тот же Измаил (как известно, количество и стоимость автомобилей в том или ином населенном пункте, безусловно, является одним показателей его благополучия и потенциала).
Слыл Николай Николаевич и книгочеем (что вообще исключительная редкость в этой среде). Правда, литературный курс у него был достаточно специфический и можно даже сказать соответствовавший его характеру. Так, в его личной библиотеке нашлось место и такой редкой книге, как «История ВКП (Б). Краткий курс» (которую он специально выменял). Напомним, что это был учебник по истории Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), опубликованный в 1938 году. Пособие было составлено при личном участии Иосифа Сталина, как раз после известных зачисток этой самой партии. Другими словами это была набело переписанная Иосифом Виссарионовичем история большевиков. Желание иметь сей труд в своей личной собственности, можно отчасти объяснить и склонностью самого Андреева к авторитарному методу управления подчиненными. Да, конечно, милиция (полиция) является полувоенной организацией, где принято брать «под козырек» без раздумий и где у твоего начальника есть масса законных способов, используя «особые условия прохождения службы» превратить твою жизнь в сущий ад. Но Николай Николаевич и здесь был талантлив. Обладая фактурной внешностью, мощным басом и самое главное – взрывным темпераментом, Андреев одним своим приближением на расстояние менее чем в 50 метров наводил мрак и ужас на весь личный состав Измаильского горотдела милиции. Предлогов для зацепок и выплеска наружу эмоций была масса. Начиная от неопрятного внешнего вида, просроченного на исполнении материала, и даже не вовремя пролетающей над головой мухи, когда Николай Николаевич ранним утром принимал в дежурной части смену. Любил начальник отдела и вместе со своим замом по кадрам Александром Громовенко проводить осмотры служебных кабинетов своих подчиненных, где не дай Бог в одном из шкафов заваляется заволокиченный материал, а то и пустая бутылка из-под водки. В данном случае, можно было считать, что человек жил зря. При этом в прелюдии перед «распятием» Н. Андреев, как правило, приговаривал : «Если человек считает себя человеком, а не обезьяной…» и дальше шел нескончаемый поток ругательств, изысканности которых мог позавидовать не только любой кандидат филологических наук, но и уличный хулиган с Пойдовки и Баранковки. Бывало, что дело доходило и до рукоприкладства. А сотрудники милиции, чьи кабинеты как раз располагались под кабинетом Андреева на третьем этаже, рассказывали, что не редко по утрам оттуда можно было слышать грохот падающей мебели и разбрасываемых стульев. Однако, как это не покажется странным, большинство его подчиненных зла на начальника не держало. Во-первых, это объяснялось тем, что по сравнению с другими отделами материально измаильским правоохранителям жилось все-таки получше: здесь вовремя платилась зарплата и не тапочками, а деньгами. Во-вторых, грозный Николай Николаевич, как говорится, был строг, но справедлив. Справедливость его распространялась, в том числе и на моменты, когда в недисциплинированности были замечены проверяющие из Одессы. Известен случай, когда Андреев чуть не избил одного одесского офицера за выброшенный им окурок сигареты перед центральным входом. На робкие попытки этого офицера напомнить, что он все же является каким-никаким, но проверяющим, только распалили Н. Андреева и он перед всем честным народом отчитал одессита и напомнил ему о прописных правилах культуры поведения. Причем это произошло в такой жесткой форме и в таких выражениях, что наверняка этот офицер до сих пор, спустя несколько десятилетий, вспоминает об Андрееве, когда лихорадочно оглядываясь, ищет мусорную урну, куда можно выбросить окурок. Кстати, доставалось за «несанкционированное» курение и людям, которые приходили в отдел отнюдь не в качестве подозреваемых. Даже если ты свидетель и более того, потерпевший, это не давало тебе повод курить в неустановленных местах. Если тебе в жизни не повезло, и ты попался в тот день Николаю Андрееву с непогашенным окурком, то его мощная пятерня могла не один раз приземлиться на твоем затылке. Ну и, в-третьих, Николай Николаевич был отходчив. Спустя считанные минуты уже ничто не могло напоминать на его лице и в его тоне разговора о недавнем выплеске эмоций. И этим он многих подкупал. Дело в том, что должность начальника милиции сама по себе дает тебе повод для постоянного ора и «табуированных» игр, когда ты можешь безнаказанно оскорблять своих подчиненных. И в истории городского отдела милиции (полиции) бывали и похлеще крикуны-начальники. Взять хотя бы того же Георгия Дерменжи («Жору Арцизского»), несколько лет в 2000-х рулившего в столице украинского Придунавья милиционерами. Только вот толку от этого ора, как и эффективности в работе не было никакого.
Главное отличие Николая Андреева от его наследников по «трону» было не только в том, что он был жестким и грозным руководителем. В первую очередь он был эффективным начальником, при котором раскрывались резонансные преступления, и, несмотря на все сложности переходного периода в государстве, укреплялась материальная база отдела. Он мог ради общей задачи раскрытия тяжкого уголовного преступления, в течение многих месяцев держать в тонусе весь отдел полиции, когда тот по-настоящему работал в круглосуточном режиме. Так было, когда под его руководством раскрывали нашумевшее на всю страну убийство инкассаторов возле дома № 26 по проспекту Мира (Ленина). В сжатые сроки были проведены сотни обысков, опрошены тысячи людей, поставлена на уши вся агентурная сеть. Но результат был – убийц нашли, и они понесли наказание по закону. За последние четверть века Николай Андреев, безусловно, был самым эффективным и харизматичным начальником городского отдела милиции. В какой- то степени с ним по профессиональным качествам мог соперничать только Леонид Никул.
Андреев, ко всем своим талантам хозяйственника и крепкого матерщиника, несомненно, обладал еще и недюжинными оперативными и организаторскими способностями. Здесь стоит отметить, что при Николае Андрееве был сформирован неплохой кадровый состав, которому нынешнее поколение измаильских полицейских может только позавидовать. Первым замом у него работала еще одна легенда измаильского сыска, подполковник Виктор Горохов. В уголовном розыске же трудилась целая россыпь «добротных» оперов. Но при этом, Николай Николаевич не забывал и о другом важном отделе – следственном. Причем следователей он выделял особо и по сравнению с другими сотрудниками держал их в «белом» теле. У них был относительно нормированный рабочий день, неплохое материальное обеспечение и уверенность в том, что любое их поручение органами дознания будет выполнено. Кстати, в последующем таких принципов работы с «белой костью» правоохранительных органов - следователями, за исключением Леонида Никула, не станет придерживаться ни один начальник. Что, скорее всего, и привело к кадровому коллапсу в измаильском следствии.

Никита Тернавский 

Продолжение следует...