Последние новости

23 апреля 2017 в 15:41

Плохой хороший мент (окончание)

Плохой хороший мент (окончание)

Как и было обещано, вслед за публикацией первой части материала о самой заметной и неоднозначной  фигуре среди руководителей Измаильской милиции, генерале МВД Николае Андрееве, мы размещаем его окончание. 

 

На темной стороне луны


Но все же Николай Андреев был «ментом» до кончиков ногтей, со всеми отсюда вытекающими. Когда-то один известный татарбунарский адвокат рассказала мне, что согласно специальных психологических исследований, уже семилетний стаж непрерывной работы в правоохранительных органах приводит к неизбежной деформации личности. Я думаю, что те из вас, кто имел счастье общаться с опытными сотрудниками милиции (а особенно пенсионерами) не могли не заметить, скажем так, некоторых странностей в поведении этих людей. Это и подозрительность, склонность к лукавству, ненужная напряженность, быстрая обидчивость и пр. Один бывалый оперуполномоченный как-то меня предупреждал: когда разговариваешь с человеком в погонах, то должен понимать, что в этот момент он, образно говоря, держит фигу в кармане. Обычные люди с милиционерами вообще редко ладят в повседневной бытовой жизни. Потому и не удивительно, что экс-правоохранители не часто бывают успешными после выхода на пенсию. Хотя нет правил без исключений. И Николай Андреев - яркий тому пример. Как во время своей службы, так и по ее окончании.

andreev

Николай Николаевич был прирожденным лицедеем и хорошо понимал где, когда, как и с кем нужно разговаривать. У него было много масок. С подчиненными это был разъяренный тиран, с рядовыми измаильчанами, в период баллотирования Андреева в 1998 году на пост городского головы Измаила, это была сама любезность и вежливость. Мне довелось стать свидетелем одной из его встреч с коллективом Измаильского пединститута, когда задолженность по зарплате перед преподавателями достигла четырех месяцев. Доценты и кандидаты наук, которые перед этим «съели» уже не одного ректора, бухтели, жаловались на свою судьбу и очередного ректора. Николай Николаевич был с ними, как Жан Поль Бельмондо на встрече со своими поклонниками на Каннском кинофестивале – он то и делал, что улыбался во все свои 32 зуба. Думаю, что закури они в тот момент перед ним, так он еще бы им зажигалку поднес и за пивом сбегал. По всему его виду было видно, что он хотел понравиться и делал это всеми возможными способами.
К слову, зачем успешный начальник милиции решил променять ментовское кресло на мэровское? Думается, что ответ здесь на поверхности. 90-е годы с точки зрения резонансных преступлений были очень насыщенными. Это действительно было нелегкое противостояние горотдела милиции и лезущего во все щели криминалитета. Рост преступности, как уличной, так и организованной была обусловлена во многом теми негативными экономическими процессами, происходящими в государстве в целом. И понятно, что остановить этот нарастающий вал криминальных происшествий, когда даже обычные измаильчане, насмотревшись боевиков, шли расстреливать инкассаторов и бросать бомбы в частные дома, было практически нереально. Так что, Николай Николаевич, скорее всего, устал и захотел вкусить более спокойного хлеба на гражданке. Однако здесь не строит сбрасывать со счетов и необыкновенные способности Николая Андреева, как хозяйственника. Не зря ведь некоторые злые языки утверждали, что появление рынка «Росинка» стало во многом возможным благодаря протекции всесильного полковника. Те же злые языки активно муссировали слухи, что к ряду смертельных разборок на криминальном Олимпе в Измаиле имеет прямое отношение ни кто иной, как … Николай Николаевич. Я не стану утверждать, что это действительно имеет какое-то отношение к герою нашей публикации. Ведь злые языки они на то и злые языки, чтобы понапрасну оговаривать человека. На людях, как правило, Андреев был нарочито груб с криминальными тузами столицы Бессарабии. Так говорят, что в ответ на словесную грубость такого авторитетного вора, обозначенного Кириллом Черкасским, как Лермонтов, он при всех соратниках этого «поэта», а также своих подчиненных наградил его зуботычиной. Возвращаясь же к талантам Николая Андреева, как хозяйственника, то здесь, безусловно, стоит согласиться, что на должности первого лица в городе, он мог бы намного больше развернуться. Здесь действительно большее поле для широкого размаха. И, конечно же, история Измаила была бы тогда написана совсем другим почерком и в ней были бы расставлены совсем иные акценты.
На выборах на пост городского головы Николаю Андрееву пришлось в лобовую столкнуться с восходящей звездой местного политического бомонда Станиславом Борисенко, на которого тогда сделали ставку бизнесмены, категорически не согласные по тем или иным причинам с кандидатурой Андреева. Предвыборная борьба в 1998 году на кресло в главном кабинете горисполкома была крайней жесткой. В команду Николая Николаевича вошли такие уважаемые в городе люди, как Ефим Айзман, Тамара Гуменникова (жена близкого к Андрееву майора милиции Виктора Кушниренко, который вслед за патроном перевелся в Измаил из Болграда) и др. Как и ожидалось, начальник милиции в полной мере применил и административный ресурс. Однако и это не помогло. Станислав Борисенко оказался «крепким орешком» и победа осталась за ним. По понятным причинам, теперь дни полковника Николая Андреева на посту начальника городского отдела милиции были сочтены. Говорят, что и сам Борисенко лично настаивал перед вышестоящим милицейским руководством о переводе Андреева. И в конце 1998 года Николай Николаевич собрал чемоданы и вместе с семьей переехал в областной центр, где ему предложили должность начальника управления розыска. Свою карьеру же он окончил в Киеве в звании генерал-майора милиции. Говорят, что теперь преподает в одном из одесских вузов. Но мы ведь не зря ранее в тексте упоминали о его тяге книгам. С возрастом ведь приходит мудрость, а значит и тяга к печатному слову. Впрочем, Николай Николаевич был мудрым человеком всегда. Не зря ведь он любил приговаривать: «Наличие диплома – не признак ума».


Вместо эпилога


Один из людей, близко знавших Андреева дал как-то ему характеристику, к которой я часто возвращаюсь, когда пытаюсь оценить этого нестандартного генерала. Кратко эту характеристику можно передать так: «Николай Николаевич, будучи по своей сути простым провинциальным пареньком, всю жизнь пытался выбиться в люди. И этому желанию было подчинено все: и страсть к лицедейству, и работа над силой воли».
И этот же человек признал, что Н. Андреев является яркой и неординарной личностью. Он, несомненно, талантливый и любознательный человек. По слухам, в середине 90-х годов, Николай Николаевич, будучи дружным с начальником пароходства, якобы согласился под видом одного из сотрудников рядового состава пассажирского судна, отправиться в круизное путешествие, чтобы только иметь возможность посмотреть мир. И эта история даёт повод вместо финальной точки в этой публикации констатировать еще раз: Николай Николаевич Андреев был разным, очень разным человеком. Но он, безусловно, был самым сильным и харизматичным начальником Измаильской милиции (полиции) за последние четверть века. И такого калибра личности на этой должности еще долго не будет. Потому что такие люди - штучный товар, и в каждом поколении не рождаются.


Никита Тернавский