Последние новости

07 апреля 2017 в 10:00

Чешма: патриархальность и современность колоритного болгарского села (Эксклюзив "Город 24")

Чешма: патриархальность и современность  колоритного болгарского села (Эксклюзив "Город 24")

Мы продолжаем серию репортажей об интересных уголках родной Бессарабии, и вслед за «Тепличной столицей Придунавья», молдавской Утконосовкой, отправляемся в Криничное - самобытное сёло на берегу Ялпуга, место компактного проживания болгар.

Из прошлого - в настоящее: дома-"вагоны" и неслабый "слабый" пол

Криничное (историческое название Чешма Варуита) было основано болгарскими переселенцами в 1812 году. Исконное название – «беленый родник», по одной из версий может означать так же повышенное наличие извести в подземных водах на данной территории.

Считается, что село основали колонисты, пришедшие из северо-восточной Болгарии (Шуменского округа). Местное наречие отличается от того, на котором говорят остальные бессарабские болгары. А потому наш гид, директор Криничанской ОШ (и, по совместительству - директор местного краеведческого музея) Домникия Койчева, человек, увлеченный историей своего края, предполагает, что у жителей села не только болгарские, но, возможно, - греко-македонские корни.

До 80-х годов прошлого века село практически не знало каких-либо миграционных процессов: из него мало кто выезжал, и также мало кто в этот населенный пункт переселялся. Возможно, именно по этой причине здесь сохранились некоторые элементы патриархального уклада жизни, традиции и этические нормы. Конечно, криничанские женщины уже давно отказались от черных платков, покрывающих голову и в зной, и в холод, в хозяйствах жителей села многие виды работ механизированы, да и в целом, выглядит «Чишма» вполне современно и, кстати, благополучно. Однако даже беглым взглядом гостя можно уловить здесь некоторые особенности.

Вот, например, дома местных жителей – они непривычно-длинные. Даже осовремененные такими элементами как металлочерепица и пластиковые окна, всё равно - длинные. Такая традиция, как пояснила нам Домникия Койчева, появилась еще у первых болгарских переселенцев.

- Болгары получили землю в общее пользование, но не захотели её обрабатывать сообща, - рассказывает Домникия Алексеевна. - Возникла проблема: по какому принципу нарезать земельные наделы? И тогда было решено основываться на численности венчаных пар в семье. Чтобы получить участок большей площади, болгары стали селиться в одном доме несколькими поколениями, соответственно каждому нужно было свое, автономное помещение. Так и появились дома-«вагончики» с отдельными входами и отдельными жилыми «блоками» для каждой семейной пары, - общей была только кухня и зал («къшта»), для праздников, свадеб и поминок. По такому принципу у нас строятся уже 200 лет…

Отдельная тема – криничанские женщины. Их в Бессарабии воспринимают как символ «бытового» рабства, считают, что из-за тяжелой работы и огромного числа забот, местный «слабый пол» совсем не слабый, но света белого не видит.

- К этой жизни просто нужно привыкнуть, - улыбается Домникия Алексеевна. – А женщин у нас с детства приучают к труду и скромности. Лень для криничанцев – это самый большой недостаток. У нас детей с пяти лет берут в огород, если ребёнок не приучен к труду, то это считается позором для родителей. Самое главное для семьи – правильное воспитание детей. По местным традициям, их нужно растить в строгости, в почитании старших, в любви к труду и порядку. Хотя мы, болгары, своих детей очень любим и очень гордимся их успехами. Девочек с малых лет учат готовить, убирать, выпекать хлеб, а потому наши «невесты» в городе пользуются «спросом». Что касается женщин – в семье она внешне показывает покорность. Например, когда к мужу приходят гости, женщина должна подать на стол угощение, а сама уйти в другую комнату. Но при этом, фактическое главенство в семье – за жёнами: они распоряжаются семейным бюджетом и говорят «последнее слово» при принятии важных решений. Но никогда не демонстрируют своё доминирование на людях.

Старость, как синоним мудрости

Кстати, по сей день здесь бытует необычная традиция уважительного отношения  к женщинам старшего поколения. Встретив  на улице бабушку, сгорбленную от тяжелого физического труда, в черной одежде и черном платке, местные жители  целовали ей руку. Это знак почтения к её жизненному опыту и всем перенесенным тяготам. В Криничном для женщины в годах использовали обращение «арий». 

- Я пыталась узнать этимологию этого слова, и нашла аналог в шумерском языке: там такое слово-обращение означало «благороднейшая», - рассказывает Домникия Алексеевна.

По традиции, в Криничном на каждом квартале была такая особая бабушка-«арий», к которой шли за советом, как к старейшине улицы. Традиции и свой собственный этический кодекс (в котором перемешались религиозные нормы и поверья предков) долгое время регламентировали практически все аспекты жизни криничанцев.

- В советский период молодёжь, получив высшее образование в городах, увидев другую жизнь, конечно, отходила от такого патриархального уклада, - говорит наш гид. - Я сама окончила университет в Киеве, на протяжении 10 лет проработала в городе в педколлективе, и многие правила жизни своих односельчан воспринимала как пережитки прошлого. А потом, начав изучать краеведение, перечитав массу литературы о традициях болгар, фольклоре, истории, узнала, что всё это имеет под собой глубокий смысл.

Музейные экспонаты в каждом доме

Директор школы демонстрирует некоторые экспонаты местного краеведческого музея – домотканные полотенца и скатерти, аутентичные национальные костюмы, сшитые вручную много лет назад и бережно хранимые почитателями традиций села. Кружево ручной работы, вышивка, орнамент с уникальной символикой, - всё это придает изделиям особую ценность. На орнаментах – птицы, всадники и особый, древний символ плодородия, – схематическое изображение роженицы. Кстати в старинных аутентичных костюмах выступают местные фольклорные коллективы: за границей на международных конкурсах за это всегда добавляют дополнительные баллы.

- У нас таких «экспонатов» в каждом доме хранится с избытком, - улыбается Домникия Алексеевна. – Ведь заготовленное родителями приданое хранили всю жизнь и еще по наследству передавали. Традиционно в домах болгар рядом перед входом в зал, сбоку есть «слепая комната», без окон, в которой все это хранится. «Слепой» её делали намеренно, - чтоб никто чужой не заглянул, не увидел, сколько там «добра». Такие комнаты битком набиты рубахами, полотенцами, ковриками ручной работы. Два раза в год, перед Пасхой и днем Святого Дмитрия, когда хозяйки наводят в доме особо тщательный порядок, всё это вытаскивается на солнце, перетряхивается, просушивается в лучах солнца.

Многострадальная святыня

Святого Димитрия Солунского особо почитают в связи с тем, что его имя носит местный храм, разрушенный в советское время богоборцами. Причем, уничтожить его пытались буквально за два года до начала религиозной «оттепели» в стране – в 1986 году. Поговаривают, что разрушителей таки-постигла кара Божья, но спустя время, его жители в знак покаяния стали восстанавливать свою церковь. Инициатором выступил самый известный из современников уроженец Криничного – экс-министр топлива и энергетики и экс-губернатор Одесщины Иван Плачков. И он же спонсировал значительную часть восстановительных работ. Сегодня действующий красавец-храм возвышается на холме, и его купола видны практически из каждой точки этого населенного пункта.

Экскурсия на чердак

Ну, и рассказ о Криничном будет неполным без упоминания основного вида деятельности ("занаят чушманцев" – болг.), которым славятся местные жители. Это выращивание лука-севка, «арбаджики» на местном наречии. Собственно «арбаджикой» его называют по всей Бессарабии, видимо, с лёгкой руки криничанцев.

Долгие годы это был невероятно тяжелый физический труд, - ведь высадка и уборка производилась вручную – в согбенном положении, в пыли, в летний зной. А перед этим землю нужно было подготовить, а после вспахать, и так далее. Сегодня большая часть работ – уборка, опрыскивание, вспашка – автоматизирована. Калибруют, правда, вручную. Пик работ приходится на август-сентябрь. Некоторые собранный урожай продают сразу, но большинство откладывают, стремясь реализовать подороже (как правило, зимой). Вообще, севок может храниться до девяти месяцев. А цена формируется каждый год по-разному – иногда подержать урожай выгодно, а иной раз абсолютно бессмысленно. Кстати, о хранении – вот где нашли применение просторные чердачные помещения в длинных домах Чешмы! Они все устланы урожаем севка. Узнать, что в доме есть этот товар, можно по простому признаку: вместо рекламных стоек здесь вывешивают на заборе пакеты с арбаджикой. Возле одного из таких домов мы и остановились, - хозяйка, женщина лет 45, рвала траву у калитки. Мы попросили у неё разрешения сфотографировать эту местную достопримечательность для иллюстрации материала, и, на удивление, очень быстро получили согласие.

Оказывается, муж хозяйки, местный «Кулибин», для подъема на чердак и спуска тяжелых мешков с арбаджикой соорудил такой себе технический лифт. Покататься на нём частенько приходят соседские мальчишки, так что к гостям тут привыкли. Вот и наш корреспондент Ирина Золотарёва, медленно, зато с комфортом, поднялась наверх по этому приспособлению. И замерла от удивления. Все чердачное помещение, тёплое и сухое, было засыпано севком. Тут и запах стоит особый, но хозяева к нему настолько привыкли, что и не замечают. На чердаке установлено и специальное самодельное приспособление для калибровки. В общем, не зря говорят, лень – двигатель прогресса. Хотя, глядя на объёмы выращенного урожая, понимаешь, что слово «лень» - это не о криничанцах, однозначно…

Хозяйка показала и огород, в котором под плёнкой растёт молодой редис – относительно новая разновидность «бизнеса» в Криничном. Товар сбывают на месте – в село приезжают перекупщики, ну а те, кто хочет продать подороже, везут и редис, и севок на столичные рынки…

Объезжая село, мы отметили, что все дороги здесь покрыты асфальтом. Криничное газифицировано, правда, местные жители, как и большинство украинцев, всерьёз озадачено вопросом, чем платить за "голубое топливо" по новым тарифам… Еще одна примета времени – снесенный с постамента Ленин в центре села, от которого осталось только основание. Мимо проехала повозка, запряженная лошадью, и это стало финальным аккордом в общем впечатлении о селе, где патриархальные черты и современность «шагают, держась за руки».


Наталья Михайлова

Фоторепортаж Ирины Золотаревой