Последние новости

10 августа в 13:11

Непрямой “движ Залужного”: крымский “хлопок” как важный этап изоляции сил оккупантов на южном направлении

Непрямой “движ Залужного”: крымский “хлопок” как важный этап изоляции сил оккупантов на южном направлении

Итак, первый по-настоящему серьезный «хлопок» случился во временно оккупированном Крыму. 

Серия мощных взрывов прогремела на военном аэродроме Новофедоровка, где базируется 43-й отдельный морской штурмовой авиационный полк черноморского флота рф (Су-24М/Р, Су-30СМ и другая техника) и находится знаменитая НИТКА — Наземный Испытательный Тренировочный Комплекс Авиационный, который используют для подготовки пилотов палубной авиации. Источник.

Точной информации о потерях оккупантов пока нет, но, судя по видео и фото, сделанных на месте происшествия и в окрестностях, они должны быть немалыми.

Министерство обороны Украины заявило, что не знает причин «возгорания», ехидно добавив, что «в который раз напоминает о правилах пожарной безопасности и запрете курения в неположенных местах».

В российском информационном пространстве царит растерянность и выдвигаются самые разные версии случившегося — от украинских ракет и/или диверсантов до все того же неосторожного курения или непроизвольного самоподрыва боеприпасов. Последняя пока избрана в качестве основной («сообщают источники ТАСС»).

От территории, которую контролируют Силы обороны, до места прилетов — больше 200 километров. Официально на вооружении Украины систем, способных бить на такое расстояние, нет. Да, разрабатывался в качестве замены устаревших «точек» оперативно-тактический комплекс «Гром» с предельной дальностью до 500 км. Его пусковую установку раз показали на параде, но, насколько известно, до ума систему так и не довели.

Да, некоторые модернизации оперативно-тактической ракеты ATACMS, предназначенной в качестве особого боеприпаса для комплексов MLRS и HIMARS, которые сейчас активно используют Вооруженнные силы, летят на 300 км и дальше. Однако они официально (подчеркиваю, официально) на вооружении украинских защитников отсутствуют.

Впрочем, перед началом полномасштабной войны и «Нептун» считался недоработанным, «сырым», и противорадиолокационных HARM’ов у нас никогда не было, как и самолетов, способных их применять. Официально.

А оно вона как оказалось…

К слову, удар по Сакскому аэродрому не первая «аномалия» с особо дальними прилетами. Ранее был, например, инцидент с НПЗ в Новошахтинске. До сих пор неизвестно, как удалось потопить российский большой десантный корабль в порту Бердянска. Не стоит забывать и о «поздравлении» черноморского флота нацистов с профессиональным праздником.

В общем, этонемы и настамнебыло. Хотя, конечно же, все понимают, что, скорее всего, мир в очередной раз стал свидетелем того, как Залужный, в смысле Силы обороны, «мутит движ». И неважно чем и как. Главное — результат! А он налицо.

Если авиабазу в Крыму, действительно, поразили украинские защитники, то вкупе с другими «хлопками» и странными возгораниями в тылу противника на южном направлении, количество которых уже достигло, наверно, сотни, это уже даже не закономерность. Это медицинский факт — Украина системно и методично выдавливает врага со своего юга.

Поражаются передовые склады с боеприпасами и топливом, важные железнодорожные узлы, мосты (через Днепр и Ингулец), авиабазы. Одновременно с ударами дальнобойных систем работают механизированные и мотопехотные бригады, которые беспокоят и сковывают силы оккупантов на линии соприкосновения, причем каждый день украинские подразделения атакуют в разных местах.

Противник, который лихорадочно стягивает в Херсонскую и Запорожскую области все, чем пока еще располагает, лишается свободы маневра, дергается и нервничает, у него все хуже с логистикой и поддержкой с воздуха. Я уж не говорю о том, что самолеты, которые, по всей видимости, уничтожили в Саках, участвовали в нанесении ракетных ударов по украинским городам и поселкам.

В целом это очень похоже на операцию по зачистке от оккупантов острова Змеиный, только масштаб, мягко говоря, побольше. То есть мы наблюдаем за классической изоляцией района боевых действий (Interdiction mission) – так в западной военной науке называется комплекс действий, предполагающих системное отсечение активных подразделений врага от тылов, сковывание их с последующим разгромом или принуждением к отходу, который обязательно будет сопровождаться потерями. Метод сильно отличается от классической советской «глубокой операции», апологетами которой, похоже, остаются российские генералы: с огневым валом, прорывом на всю глубину обороны противника, вводом маневренных групп и так далее. Правда, пока у них эта самая операция получается плохо, точнее, совсем не получается. Видимо, в условиях современной войны схемы 30-40-х годов прошлого века не действуют.

А ведь украинские войска не просто успешно применяют НАТОвскую тактику, но и творчески ее совершенствуют, удивляя союзников. Так, например, говорят, что пусковые установки HIMARS, которые наносят удары по объектам в оперативном тылу противника, перемещаются вдоль линии фронта незаряженными, развивая немаленькую скорость. Вместо того, чтобы тащить полный боекомплект на себе, они курсируют между хорошо замаскированными пунктами, где размещены уже заряженные контейнеры с ракетами. Быстрая зарядка, залп и не менее быстрый уход на следующую точку. Очередной склад горит, а враг не успевает отреагировать. Противоречит наставлениям и инструкциям, но весьма эффективно!

Все вышеизложенное — для наших доморощенных любителей разогнать «зраду», людей, которые требуют от Вооруженных сил прямо завтра совершить невозможное — быстро прорвать оборону россиян и освободить Херсон, а за ним обе Каховки, Бердянск и Мариуполь.

Быстро не будет! Более того, быстро и не надо, потому что быстро — это заваливать телами вражеские позиции. Разменивать бесценные человеческие жизни на квадратные метры освобожденной территории. Наши защитники, похоже, избрали другой путь — медленный, спокойный, методичный. Стратегию непрямых действий. А значит…

…а значит, Украина обязательно победит!

Автор — Олег Константинов, главный редактор «Думской»