Последние новости

26 июня в 11:27

Виктория Апанасенко: Стою со шваброй в руках, а мне говорят, что я – «Мисс Украина Вселенная»

Виктория Апанасенко: Стою со шваброй в руках, а мне говорят, что я – «Мисс Украина Вселенная»

В этом году в связи с войной оргкомитет «Мисс Украина Вселенная» отказался от традиционного праздничного шоу и решил передать титул «Мисс Украина Вселенная» 28-летней Виктории Апанасенко.

В прошлом году Виктория получила титул первой «Вице-Мисс Украина Вселенная», а в этом году представит Украину в финале всемирно известного конкурса красоты «Мисс Вселенная» (дата и место проведения станут известны позже).

Наша красавица – родом из Чернигова, окончила факультет психологии Киевского университета им. Шевченко, занимается волонтерской деятельностью и хочет и дальше посвятить свою жизнь социальной работе.

С Викторией Апанасенко мы поговорили о подготовке к конкурсу красоты во время войны и как это ей морально дается.

Моя история – как история с Золушкой

- Виктория, где вас застало известие, что вы – «Мисс Украина Вселенная-2022"?

- Я была волонтером в небольшом столичном ресторанчике Naive и в тот момент мыла пол. Мне позвонили девушки из оргкомитета «Мисс Украина Вселенная», сказали, что в этом году неуместно проводить конкурс, но очень важно говорить о войне, продолжать собирать средства, поддерживать наших людей и нашу страну.

Скажу честно, у меня был шок, это состояние тяжело передать словами. Это как в истории с Золушкой – я стою с гулькой на голове и со шваброй в руках, а мне говорят, что я – «Мисс Украина Вселенная-2022".

Это была моя мечта с детства. Но в прошлом году я заняла второе место, стала первой «Вице-Мисс Украина Вселенная-2021» и закрыла для себя эту историю. Для меня это уже была победа – победа над собой, своими страхами, и это было что-то невероятное.

Я понимаю, что быть амбассадором Украины сейчас – это очень большая ответственность. Поэтому вместе со счастьем были и слезы. Я до сих пор не верю в то, что я «Мисс Украина Вселенная-2022".

– Что вы подумали в тот момент, когда услышали эти слова? Были готовы или сомневались, учитывая, что в стране война?

– Не буду лгать, было страшно. Тогда я была почти полностью разбита. У меня был очень стрессовый период до войны, потому что очень сильно болел мой отец. Ему делали сложную операцию на сердце, он мог и не выжить. Потом началась война, начали уничтожать мой родной город Чернигов, где находились все мои родственники, а я не могла их эвакуировать.

Первый месяц войны была на западе Украины, в апреле вернулась в Киев и начала заниматься волонтерской деятельностью. Очень трудно было собраться, но мы, украинки, сильные девушки, и нет испытаний, с которыми мы не можем справиться. Поэтому решила, что должна участвовать в конкурсе ради нашей страны.

– Вы сказали, что едете бороться не за свою победу, а за победу своей страны. Как вы себе представляете эту миссию?

- Я действительно еду бороться не за собственное эго. Главная цель для меня – это победа нашей страны, чтобы над нашими головами было мирное небо, чтобы мы наконец выходили из дома и не боялись посмотреть в это небо. Поэтому мое участие – это не о короне или каких-то бонусах, не о красивых дефиле, основная моя миссия – донести миру, что война продолжается. К сожалению, мир уже привыкает к войне, мы видим это и по уменьшению количества запросов в интернете, поэтому очень важно пытаться всяческими способами остановить жестокость россии по отношению к нашему народу.

«Мисс Вселенная» – самый престижный конкурс красоты в мире, поэтому это очень мощный шанс для Украины быть услышанными.

– Вы уже начали сотрудничать с дизайнерами над созданием наряда для конкурса национальных костюмов. Кто станет дизайнером? Какие варианты?

– Пока еще рано об этом говорить. У нас есть несколько вариантов. Также нам предложили сотрудничество зарубежные дизайнеры. Думаю, мы все сделаем в лучшем виде и достойно представим Украину.

Виктория говорит, что тяжело было себя собрать в кучу, но стоит ехать на конкурс, чтобы говорить миру – война в Украине продолжается. Фото: Instagram.com/crystal.viktoria/фотограф Юлия Тяско

Виктория говорит, что тяжело было себя собрать в кучу, но стоит ехать на конкурс, чтобы говорить миру – война в Украине продолжается. Фото: Instagram.com/crystal.viktoria/фотограф Юлия Тяско

Папа после операции сам себе снимал швы в подвале

– Вам приходится готовиться к конкурсу, когда в стране война. Надо снимать видео, улыбаться… Вы писали, что те же фотосессии во время войны – это настоящее испытание. Как вам это дается?

– Еще в начале войны, когда болел папа, я уже была эмоционально уничтожена, но никому об этом не рассказывала. Я очень закрытый человек, никогда не делюсь личными переживаниями со своей аудиторией в соцсетях. Возможно, это было неправильно с моей стороны, но я никогда не рассказываю людям, что чувствую. В тот момент я была просто сломлена.

Когда начала заниматься волонтерством, то как-то собралась, потому что когда ты делаешь хорошее дело, у тебя будто и силы появляются.

Я работаю моделью уже 13 лет. И никогда никого не волновало, как ты себя чувствуешь. Как бы плохо тебе ни было, физически или морально, ты должна держать лицо. Приходила домой, читала новости, плакала, вытирала слезы и шла на съемки. А потом снова шла волонтерить – а там нечего ходить и все время плакать. Поэтому так и держалась.

Меня в начале моей волонтерской деятельности даже немного подкалывали, что я ярко крашусь. У Леси Украинки есть такая фраза – «Щоб не плакать, я сміялась». Так вот – чтобы не плакать, я очень ярко красила глаза. Понимала – если начну распускать нюни, макияж потечет. И это меня немного сдерживало. Да и без макияжа тогда я выглядела очень плохо.

Трудно бывает. Я живой человек, как и все, мне тоже больно, но сейчас просто не имею права быть слабой.

- Ваш личный ад, как вы признавались, начался еще за две недели до начала войны, когда отцу пришлось делать сложную операцию на сердце. На реабилитацию его доставили в Чернигов, где вашу семью и застала война. Там у вас еще и дедушка с бабушкой. Как они?

– Да, собственные пережитые ужасы я не могу передать словами. Родной Чернигов просто стирали с лица земли, он был в блокаде. Каждый день самолеты сбрасывали бомбы, летели ракеты.

Очень благодарна своему крестному отцу, который забрал моих родителей к себе. Родители не хотели эвакуироваться из родного города, и папа был нетранспортабельный, а через несколько недель исчезли вода, отопление и связь. Крестный залезал на крышу дома, чтобы хоть слово сказать мне, что они живы. Каждый день боялась услышать какие-то плохие новости, потому что, как только читала, сколько было прилетов, понимала, что мои родные могли погибнуть.

Когда пыталась найти волонтеров, а я тогда позвонила по телефону 70 контактам, кто бы мог им помочь хоть с продуктами, ни один человек не согласился поехать в тот район, где были родители. Там было очень опасно. А отец только после операции. Он даже сидеть не мог, у него была распилена грудная клетка. Папа и швы сам себе снимал в подвале. Это очень страшный период моей жизни.

И только мой бывший одноклассник, он служит в терробороне, носил им еду. Тогда я поняла, почему и я должна волонтерить. Очень страшно остаться с проблемой один на один, когда тебе никто не может помочь. И очень важно, если есть хотя бы один человек, который может тебе подставить свое плечо.

Модель спасало волонтерство. Девушка по собственному опыту понимает, как страшно остаться с проблемой один на один, когда тебе никто не может помочь. Фото: Instagram.com/crystal.viktoria/

Модель спасало волонтерство. Девушка по собственному опыту понимает, как страшно остаться с проблемой один на один, когда тебе никто не может помочь. Фото: Instagram.com/crystal.viktoria/

– Кстати, как раз о волонтерстве. Когда вы вместе с командой Naive готовили еду для батальона ВСУ и одиноким бабушкам и дедушкам, вас захейтили за фотографию с пирожками. Кому-то не понравилось, что вы накрашены, кто-то сказал, что пирожки лепили не вы. Как с такими моментами справлялись? Ибо делаешь доброе дело, а тебя ругают. Обращаете еще внимание на хейт?

– Я очень чувствительный человек, и мне на самом деле было очень больно. Но это в некой мере моя ошибка. Я уже говорила, что я довольно закрытая личность, поэтому никто из моих подписчиков, с которым мы не знакомы в реальной жизни, не знает, какой я человек. Они не знают, что я по характеру – «ботан», если так можно сказать, закончила два университета с отличием, моя специальность – «социальная работа», что я принимала участие в научных конференциях, писала исследования.

В жизни я очень простая и открытая девушка. А в соцсетях создался не совсем верный мой образ. В соцсетях я всегда транслировала свои фотосессии, съемки и жила с девизом – кому захочется знать меня лучше, тот будет знать, а всем остальным это и не нужно транслировать.

Поэтому когда начала заниматься волонтерской деятельностью, это и вызвало сильный резонанс: мол, как эта модель может заниматься волонтерством, а чего она красится, а зачем краситься на кухню, вот у нас, к примеру, не хватало времени на макияж… У меня очень большой опыт работы – я умею краситься очень быстро. К тому же лично мне это помогало хоть как-то держаться, не сломаться.

А еще в нашей команде волонтерили многие профессиональные фотографы, и иногда, чтобы собирать донаты, они снимали все то, что у нас происходит на кухне. И вот прихожу я впервые, ненакрашенная, с синяками под глазами, измученная, выгляжу, по моему мнению, плоховато, это сейчас уже вешу 45 кг – а тогда совсем не для фото. Поэтому решила хоть краситься, чтобы не выглядеть «как с креста снятая».

Но большинство людей поддерживали, писали, что нормально краситься, делать прическу, все то, что тебя лично поддерживает в этот момент, позволяет выжить эмоционально, морально и физически. В моем случае это был макияж.

«Быть амбассадором Украины сейчас – это очень большая ответственность, – говорит наша мисс и добавляет. – Это очень мощный шанс для Украины быть услышанными». Фото: Оргкомитет «Мисс Украина Вселенная»

«Быть амбассадором Украины сейчас – это очень большая ответственность, – говорит наша мисс и добавляет. – Это очень мощный шанс для Украины быть услышанными». Фото: Оргкомитет «Мисс Украина Вселенная»

Страшнее всего было преодолеть себя и поехать первый раз в Бучу

– А за то, что едете на конкурс красоты, вам еще не досталось?

– Все абсолютно нормально среагировали. Лично я не видела ни одного плохого комментария. Все понимают важность того, что мы должны доносить наш месседж миру. Сейчас даже за макияж никто ничего не говорит. Просто люди иногда не понимают, что слово, один комментарий может довести кого-то даже до суицида. Всего лишь одно необдуманное слово!

Поэтому сейчас очень важно поддерживать друг друга, и я очень благодарна за поддержку.

- 45 кг – это результат стресса?

– Я просто сгорала на глазах. В марте было 43-44 кг несмотря на то, что пыталась есть. Я так весила, наверное, в школе в 5-м классе. Поэтому плохо выглядела еще и из-за потери веса – стресс, переживания за папу, семью. Потом банально не хватало времени, чтобы поесть. Сейчас у меня стало меньше волонтерской работы по подготовке к конкурсу. К тому же наш батальон, который мы кормили, уехал на передовую. Но завтра мы все равно едем в Гостомель развозить гуманитарную помощь.

А иногда не было аппетита из-за нервного состояния и постоянного нервного перенапряжения. Сейчас пытаюсь прибавить в весе, но что-то пока не получается.

– Вы упомянули о Гостомеле. В свою первую поездку в город вы рассказывали, что натыкались то на растяжку, то ходили рядом с минами, не зная об этом. Не страшно после этого?

– Страшнее всего мне было преодолеть себя и поехать первый раз в Бучу. Мы всей Украиной видели, какие ужасы там происходили, поэтому было очень больно и страшно, там все было наполнено тяжелой, горькой энергией с привкусом крови.

Безусловно, есть риски. Как и у всех волонтеров, занимающихся помощью, и многие погибли из-за того, что просто пытались помочь. Да, страшно, мы с подружкой ездим только вдвоем, но помогать нужно. Я уже говорила о собственной истории с моими родителями, поэтому понимаю, как это – остаться без помощи, один на один. Это страшно.

Арт-терапия. Апанасенко советует всем пытаться делать все, что хотя бы временно возвращает вас к прошлой жизни. Фото: Instagram.com/crystal.viktoria/

Арт-терапия. Апанасенко советует всем пытаться делать все, что хотя бы временно возвращает вас к прошлой жизни. Фото: Instagram.com/crystal.viktoria/

Надо делать все то, что хотя бы временно возвращает к прошлой жизни

– Что вы делаете, чтобы поддерживать свою психику и физическое здоровье? Вы уже сказали, что в определенное время вас спасал макияж. Что еще?

– Меня спасали слова моей семьи, что они живы и здоровы, и волонтерство. Что другим можно было бы порекомендовать? Делать все, что хотя бы временно возвращает вас к прошлой жизни. Хотя бы на минутку! И это помогает. Все сейчас очень уязвимые, уставшие, и это нормально. Нормально быть уставшим, злым, обиженным…

Если вы чувствуете, что не справляетесь, обязательно обращайтесь к психологу или психиатру. Сейчас у многих людей может быть ПТСР, и с этим нужно что-то делать, чтобы это не мешало жить полноценной жизнью.

– О чем вы мечтаете сейчас?

– Мечтаю, чтобы мы победили, чтобы закончились наши страдания. Мечтаю спокойно поехать в родной Чернигов, навестить бабушку с дедушкой, побыть с родителями. Мечтаю не бояться выходить на улицу. Мечтаю, чтобы мы просто могли вдохнуть глоток свежего воздуха. У нас невероятные люди, они заслуживают того, чтобы быть счастливыми в своей свободной и красивой Украине. Мечтаю, чтобы страна отстроилась, расцветала, чтобы у людей, потерявших свои дома, появились новые.

– А свое будущее каким представляете? Чем бы вы хотели заниматься дальше?

– Я окончила факультет психологии по специальности «социальная работа», этим бы хотела заниматься и дальше. Хочу помогать всем, кто в этом нуждается.