Последние новости

30 ноября 2021 в 13:18

«Вас стрелять надо». Подсудимый по делу об убийстве восьмилетней девочки в Лощиновке обвинил ее отчима и рассказал в суде свою версию событий - Город 24

«Вас стрелять надо». Подсудимый по делу об убийстве восьмилетней девочки в Лощиновке обвинил ее отчима и рассказал в суде свою версию событий - Город 24

27 августа 2016 года в селе Лощиновка Измаильского района произошел погром ромских домов. Местные жители сносили заборы, били окна и поджигали дома с криками «Цыгане, вон». Поводом для этого стало убийство 8-летней девочки, в котором подозревали одного из ромов — Михаила Чеботаря. Суд по делу Чеботаря уже подходит к концу. На заседании 25 ноября подсудимый рассказал свою версию произошедшего.

«Ґрати» рассказывают о том, что установило следствие и как оправдывался подсудимый.

Убийство в Лощиновке
26 августа 2016 года у жительницы Лощиновки Марины Гайдарджи был день рождения. Вечером на праздник пришли ее друзья. Молодые люди выпивали сначала дома у ее парня — Ефима Матяша, а после полуночи пошли в местный бар «Фортуна».

По версии следствия, в баре между двумя парнями — Михаилом Чеботарем и Рустамом Чураром — произошла стычка из-за ухаживаний первого за сестрой Ефима — Людмилой Матяш. В три часа ночи Чеботарь пошел домой, но по пути проходил мимо дома еще одного брата — Александра Матяша и его жены Екатерины Моисеенко. По версии следствия, Чеботарь решил изнасиловать восьмилетнюю падчерицу Александра — Ангелину, зная, что родители еще в баре и она дома только с младшим братом.

Чеботарь зашел в незапертый дом своих друзей, прошел в комнату к спящей Ангелине и вынес ее на улицу — говорится в материалах дела. Он отнес девочку на пустырь и начал раздевать. Ангелина проснулась, испугалась и попыталась крикнуть, но Чеботарь начал ее бить и засунул ей в рот деревянные щепки с остатками сухой травы, которые валялись на пустыре. Мужчина изнасиловал девочку, а после пять раз ударил ее в грудь отверткой, которая была при нем.

Чеботарь вернулся домой. Утром местный пастух нашел труп девочки. Дома у Матяша и Моисеенко нашли кепку. Собака ищейка по запаху от нее привела полицию к дому Чеботаря. Там нашли отвертку и кровь на его вещах. Мужчину задержали.

Чеботарь — сын местной ромки и болгарина. Вечером более 300 местных жителей устроили погром с криками «Цыгане, вон!» — громили дома, в которых проживали 12 ромских семей. Пострадавших не оказалось, потому что ромы успели сбежать до начала погрома.

28 августа в селе провели «народное вече», на котором ромов обвинили в распространении наркотиков, воровстве и запугивании местного населения. Селяне решили дать ромам несколько часов на сборы и пригрозили, что если в Лощиновку заедет хоть еще один ром, «живым его отсюда не выпустят».

На следующий день Чеботаря отправили в СИЗО. Следствие продолжалось до декабря 2016 года, затем несколько раз дело передавали из одного суда в другой. В ноябре 2017 года его передали в Приморский райсуд, где оно слушается до сих пор.

Версия Чеботаря
Сейчас рассмотрение дела почти подошло к концу. Стороны уже изучили письменные доказательства, заслушали свидетелей и экспертов. 25 ноября показания дал сам Чеботарь.

Он рассказал, что 26 августа 2016 года действительно был с друзьями на дне рождения Гайдарджи. Около полуночи Александр Матяш начал звонить жене, но она не брала трубку. Потом телефон и вовсе отключился. Матяш, по словам Чеботаря, начал нервничать и попросил друзей пойти в бар «Фортуна». Компания пошла вперед, Матяш и Чеботарь шли позади, а потом свернули на соседнюю улицу. Матяш сказал, что нужно зайти домой и посмотреть, спят ли дети. Чеботарь согласился.

Когда они вошли в дом, Чеботарь встал в прихожей. Матяш заглянул в комнаты и сказал, что сын спит, а Ангелины нет. Через минуту девочка вошла в дом — Чеботарь предположил, что она была в туалете на улице. Матяш, по словам Чеботаря, ударил Ангелину ладонью по голове. Она упала, Чеботарь ее поднял. Он толкнул Матяша, а тот толкнул его в ответ. По словам Чеботаря, именно в этот момент с него слетела кепка. Он вышел из дому и пошел обратно в бар.

Позже адвокат Чеботаря Андрей Лещенко спросил у него почему он ушел, если видел, как Матяш ударил девочку.

«Не хотел подраться при ребенке», — ответил Чеботарь. Он добавил, что это был не первый раз, когда Матяш применил к ней силу. По словам Чеботаря, «об этом знает полсела».

Чеботарь настаивает, что вернулся в бар в час ночи. Он утверждает, что взял кофе и пошел курить на ступеньки заведения. Через 20-25 минут вернулся и Матяш, утверждает Чеботарь. Матяш переоделся и выглядел злым. Он забежал в бар и начал ругаться с Екатериной Моисеенко. Через 15 минут вышел и позвал Чеботаря в сторону. Он достал из кармана отвертки, которые брал у него пару дней назад. Сказал, что забыл их отдать. Чеботарь забрал отвертки и положил их во внутренний карман куртки. Он утверждает, что на улице было темно — он не видел, были отвертки чистые или нет.

Чеботарь утверждает, что вернулся к компании. Они с Рустамом начали ругаться, потому что Чеботарю нравилась Людмила Матяш, а Рустам «позволял себе лишнее» в ее сторону. После словесной перепалки, Чеботарь пошел домой. Было примерно два часа ночи. Он обменялся парой слов с мамой и братом и зашел к себе в комнату. Там он достал отвертки, кинул их на тумбочку, разделся и пошел купаться. По словам Чеботаря, на следующий день ему нужно было идти на работу, поэтому он замочил джинсы в тазу, но так и не постирал, потому что уснул.

Судья Вадим Коваленко спросил, зачем нужно было стирать вещи? Чеботарь ответил, что собирался идти в них на работу на рыбзавод.

«Вы ходите и на праздники и на работу в одной одежде?» — спросил тогда судья.

Чеботарь ответил, что на работе он переодевается в рабочую одежду, но ему нужно было в чем-то дойти до фабрики.

«То есть вы ходили на день рождения в грязной одежде?», — спросил судья.

Чеботарь ответил, что вначале вечера одежда была чистой и заявил, что стирает каждый день. Тогда судья уточнил, почему он не закончил стирать. Чеботарь ответил, что уснул, но думал постирать потом, а вещи бы успели бы высохнуть.

Судья Виктор Иванов спросил, почему родственники Чеботаря давали в суде заведомо ложные показания. Например, мать сказала, что сын весь день был дома и что вещи стирала она. Чеботарь ответил, что не знает, видимо действительно достала из тазика джинсы и постирала. Судья отметил, что другие свидетели утверждают, что вещи уже сушились, когда они пришли к его дому.

В 8 утра комнату Чеботаря вошло четыре человека, как он потом уже понял — полиция. Один из них стянул его с кровати, повалил на пол, другой бил, двое других обыскивали комнату. Чеботаря посадили в машину и повезли в сельсовет. Там опять начали избивать. Один из полицейских надел перчатку и начал сжимать половые органы Чеботаря. Его повезли в райотдел в Измаиле, по дороге заехав в больницу, чтобы взять кровь на анализ.

В райотделе, по словам Чеботаря, его снова начали бить и требовать, чтобы он сознался в преступлении. Чеботарь утверждает, что не понимал в каком, и полицейские рассказали об убийстве Ангелины. Он начал рассказывать им про то, что отвертки были у Матяша, но они не слушали. По словам Чеботаря, правоохранители относились к нему предвзято.

«А вы, цыгане, совсем охуели. Вас стрелять надо, короны понадевали», — цитировал он полицейских в суде.

Судьи поинтересовались, почему Чеботарь не говорил о побоях во время ареста в суде, когда ему уже ничего не угрожало. Он ответил, что был напуган. Адвокат Андрей Лещенко сообщил суду, что дело об избиении пять лет было у прокуратуры Одесской области, но она ничего не расследовала. В мае этого года дело передали в Государственное бюро расследований. Они опросили свидетелей, но решения пока никакого не приняли — пояснил Лещенко.

Уточняющие вопросы
Прокурорка Светлана Кологрева попросила Чеботаря пояснить, почему на его брюках и кроссовке нашли кровь, которая может принадлежать девочке. Чеботарь сначала предположил, что кровь появилась от удара Матяша и попала на него, когда он поднимал девочку. Но при этом заявил, что никакой крови на своей одежде не видел.

Кологрева спросила на счет отвертки — на ней нашла смешанные генетические клетки — его и Ангелины. Чеботарь признал, что отвертки были его, но что делал с ними Матяш — он не знает.

На смывах с обеих рук Ангелины была обнаружена ДНК в том числе и Чеботаря — прокурорка попросила это объяснить. Подсудимый предположил, что его следы остались, когда он поднимал девочку за плечи после удара отчима.

— [Смывы] с правой и левой руки, а не с плеч, — напомнила прокурорка.

— Может она дотронулась до меня? — неуверенно предположил Чеботарь. — Ну она в принципе, когда заходила, снимала тапочки, упиралась на меня.

То, как его потовые выделения и слюна оказалась на фрагментах деревянного колышка изо рта девочки, палки и полимерного шланга, изъятых с места преступления, Чеботарь пояснить не смог. Но заявил, что его там не было.

Еще один адвокат Чеботаря Сергей Иванив спросил у него, почему у полиции к нему было одно отношение, а к Матяшу, на которого указывал Чеботарь, — другое, подразумевая предвзятость правоохранителей. Чеботарь снова повторил, что полицейские говорили про цыган.

Адвокат спросил, могли ли следы ДНК, которые приписывают Чеботарю, на самом деле быть следами Матяша — на одном из заседаний защита предположила, что материалы следствия могли быть сфальсифицированы. Чеботарь согласился.

Прокурорка уточнила, как же тогда следы Матяша попали на его одежду. Чеботарь ответил, что они ведь были вместе в тот вечер.

«И на нижнем белье тоже?» — удивилась Кологрева.

Чеботарь предположил, что следы попали с рук — он здоровался с Матяшем, а ночью, раздевался, не помыв руки. На такую же версию намекнул Иванив, когда зашла речь о следах с отверток — Чеботарь с ним согласился.

Он предположил, что отвертки могли оставить следы крови на подкладке его куртки.

Адвокат Андрей Лещенко спросил, видел ли Чеботарь, чтобы девочку били до этого. Тот ответил, что да, Матяш бил ее, а Екатерина к этому относилась «нормально». Он вспомнил случай, когда однажды Екатерина подняла майку девочки, и та была вся в синяках. Мать жаловалась, что девочка непослушная и «сил на нее не хватает».

«Правильно ли я понимаю, что девочка баловалась, была Матяшу не родная, и из-за этого у них в семье были конфликты?» — спросил Лещенко, но судья Виктор Иванов снял вопрос.

Адвокат перефразировал:были ли конфликты у Матяша с Моисеенко. Чеботарь ответил, что конфликтов не возникало.

Чеботарь уверенно заявил, что считает убийцей отчима — Александра Матяша, настаивая, что отвертку, которой убили девочку, ему передал именно он.