Последние новости

19 марта 2017 в 22:49

Повышение "минималки" до 3200 грн: съесть-то он съест, да кто ж ему даст?

Повышение "минималки" до 3200 грн: съесть-то он съест, да кто ж ему даст?

Повышение минимальной зарплаты в Украине до 3200 гривен в месяц вызвало очень неоднозначную реакцию в обществе. Споры относительно целесообразности такого решения не утихают по сей день. Оптимисты (назовём их так) утверждают, что в условиях постоянного роста цен, в том числе на коммунальные услуги, правительство просто обязано повышать социальные стандарты и тем самым хоть как-то защищать граждан от негативных тенденций в экономике. В свою очередь пессимисты называют увеличение «минималки» очередным популизмом действующей власти и считают, что этот шаг повлечёт за собой больше минусов, чем плюсов. Попробуем разобраться.

КОМУ ЛЕГЧЕ ОТ «СРЕДНЕЙ ТЕМПЕРАТУРЫ ПО БОЛЬНИЦЕ»?

Я не открою секрет, если скажу, что Украина – страна удивительных контрастов, поразительных парадоксов и шокирующих аномалий. У нас происходит то, что не происходит больше нигде в мире. Подобные вещи особенно заметны, когда смотришь на них со стороны. Например, иностранцев, которые наблюдают украинскую жизнь, больше всего удивляет сочетание выставленного на показ богатства и не менее публичной бедности. Когда какой-нибудь немец или американец видит «статусные» иномарки, припаркованные возле наших государственных учреждений, то он испытывает когнитивный диссонанс, ибо сие зрелище ну никак не вписывается в тот официальный факт, что Украина – одна из беднейших стран Европы.

Так вот, официальная позиция киевской власти по поводу уровня оплаты труда в нашей стране отличается от реальности столь же заметно, как «Лексус» украинского прокурора – от его легальных доходов. С одной стороны, можно сделать вывод: «минималка» в размере 3200 гривен – не такой уж великий «напряг» для бизнеса и бюджета, особенно на фоне статистики, которая свидетельствует, что по состоянию на 1 января 2017 года средняя зарплата в Украине составляла более 6 тысяч гривен в месяц (по Одесской области, в частности, – 5666 грн).

Однако, с другой стороны, показатель средней зарплаты в стране – это то же самое, что учёт «средней температуры по больнице». Тут проявляются те самые контрасты: если для Киева зарплата в эквиваленте 400 долларов является вполне нормальной, то в глубинке огромное количество людей получают менее 100 долларов. Разумеется, жить в столице – дороже, и всё же не в четыре раза по сравнению с рядовым райцентром.

За последние месяцы о плюсах и минусах повышения «минималки» было написано столько, что вроде бы нет смысла повторяться. Тем не менее напомним основные тезисы экспертов. Во-первых, если гражданину начисляют 3200 гривен, то он не будет получать на руки всю эту сумму, - после уплаты налогов «чистыми» останется около 2500 грн. Во-вторых, как отмечает издание «Страна.UA», в данной ситуации не стоит особо обольщаться даже бюджетникам, чьи зарплаты, казалось бы, гарантированы государством.

«Ставки бюджетников «пляшут» не от минимальной зарплаты, а от минимального тарифного разряда. Последний в 2017 году также планируется повысить, но не столь значительно – с 1180 гривен до 1600, - пишет «Страна.UA». – И если повышение «минималки» до 3200 гривен действительно произойдёт, то возникнет ситуация, при которой все бюджетники, которые должны были по своей тарифной сетке получать менее 3200 гривен, будут получать ровно по 3200 гривен, а те, кто получают выше, ощутят гораздо меньшую прибавку. Если, к примеру, санитарка в больнице получала 1500 гривен, то с 1 января она будет получать 3200. А врач, который получал 3000 гривен, будет получать 3900. Фактически повторится ситуация 2010 года, когда минимальную зарплату также повысили, а тарифный разряд оставили прежним. И, в итоге, зарплаты у бюджетников уравнялись. Увеличение доходов почувствовали лишь самые низкооплачиваемые сотрудники. Зато власти тогда (так же, как и сейчас) на этом повышении хорошо пропиарились. Кстати, большой вопрос, на какую численность бюджетных работников заложат повышение минимальной зарплаты? Правительство может провести хитрый финт – поднять минимальную зарплату, а фонды оплаты труда бюджетных организаций оставить прежними (или повысить незначительно). В таком случае руководители будут вынуждены либо сокращать штат, чтобы уложиться в бюджет, либо переводить людей на полставки».

МЕСТНЫЕ БЮДЖЕТЫ: ВОТ ВАМ, ЛЮДИ, ХРЕН НА БЛЮДЕ!

И в регионах это уже происходит! Как известно, в 2017 году из госбюджета будут финансироваться только расходы на зарплату работников казённых учреждений, а затраты на содержание техперсонала и оплату коммунальных услуг (в том числе энергоносителей) ложатся на местные бюджеты. Однако средств катастрофически не хватает. Один из возможных вариантов решения проблемы – сокращение числа технических работников в школах. Но такой шаг станет ударом по учебному процессу.

Председатель Ренийского райсовета Олег Зуев сообщил: местным учреждениям образования не хватает 6 млн 357 тыс. грн, системе здравоохранения – более 4 млн 800 тыс. грн, то есть в общей сложности дефицит средств в районном бюджете на текущий год превышает 11 млн грн! Такой вот «подарок» сделало «прогрессивное» правительство органам местного самоуправления.

Сельский голова Орловки (Ренийский район) Михаил Куванжи возмутился тем, что государство, подняв минимальную зарплату до 3200 грн, фактически не обеспечило финансирование этих расходов. «Что будет дальше? Сокращение персонала детских садов? Получается, что мы каждые полгода будет собираться и думать, кого ещё выгнать с работы, чтобы закрыть бюджетные дырки?», - риторически отметил М. Куванжи.

А теперь – о последствиях роста «минималки» для бизнеса. «С точки зрения госбюджета, в этом безусловный плюс, так как значительная часть работников, которые ныне официально получают минимальную зарплату или около того – это люди, получающие деньги в конвертах. И, соответственно, им также должны будут поднять зарплаты до 3200 гривен, что приведёт к росту сборов подоходного налога и единого социального взноса (ЕСВ), - отмечают эксперты. – Но это в теории. А на практике бизнес уводит зарплаты в «тень» не от хорошей жизни, а из-за того, что не может свести доходы с расходами (рентабельность в большинстве отраслей резко упала). Поэтому, если работодатели будут вынуждены больше платить налогов из-за повышения зарплаты до 3200 гривен, они попытаются сэкономить на чём-то другом. Например, уволив часть сотрудников или же, что более вероятно, переведя работников на полностью неофициальное трудоустройство. То есть, повышение «минималки» может обернуться ростом безработицы. Ещё, как вариант, рост фискальной нагрузки работодатель может компенсировать из «конвертной» части, уменьшив её на размер увеличения налоговых платежей. В общем, не так уж много народа в частном секторе реально почувствует увеличение зарплат на руки. Зато многие ощутят снижение».

ПРИДЁТСЯ СОКРАЩАТЬ РАБОТНИКОВ И ПОВЫШАТЬ ЦЕНЫ

Мы решили проверить, насколько справедливыми являются подобные экспертные оценки, и обратились за комментариями к представителям реального сектора экономики нашего региона.

«Я думаю, что увеличение «минималки» никак не скажется на торговле, - в частности, на магазинах и торговых сетях. Но это больно ударит по производству. Почему? Для того, чтобы что-то продать, иногда нужен один человек. А чтобы произвести товар в аналогичном объёме, нужен целый коллектив, и всем надо платить за труд, - говорит владелец хлебопекарни, председатель депутатской комиссии по бюджету Ренийского районного совета Сергей Арабаджи. – Разумеется, если речь идёт о мелкой торговле на базаре, то там справится и один человек. В супермаркетах работников много, но ведь и торговый оборот у них в сотни раз больше. Поэтому повышение минимальной зарплаты для них – не такая уж большая проблема.

Для производственной сферы всё намного труднее. Рост «минималки» приведёт к уменьшению числа работающих предприятий или, в лучшем случае, к сокращению работников этих предприятий. Что касается распространённой практики ухода в «тень», то сейчас, как известно, это очень опасно. Если контролирующие органы выявят соответствующие нарушения, то можно заработать штраф в размере свыше 300 тысяч гривен. То есть, работодателям проще и безопаснее пойти по пути сокращений персонала, а также перекладывать функции одних специалистов на других.

У меня, как у владельца легального бизнеса, нет выбора – я буду платить нынешнюю «минималку». Правда, есть вариант перевести персонал на 70% зарплаты. Однако при этом выигрывает только работник – он будет получать 70%, но не будет платить подоходный налог в полном объёме. А мне всё равно придётся платить столько же налогов, сколько и при «минималке» в размере 3200 гривен.

Что делать? Конечно, повышать цены. Я, например, очень поднапрягся, чтобы получить в январе прибыль в 2 тысячи гривен, а в декабре у меня был сумасшедший убыток. Посмотрите, сколько стоит хлеб за границей. Как минимум – доллар. Но наш человек просто не сможет есть этот хлеб. А вообще в США хороший хлеб стоит 2-3 доллара. То есть, увеличение «минималки» в любом случае спровоцирует рост цен на продукцию. Но если цены на хлеб государство будет в любом случае сдерживать – праведными и неправедными путями, то цены на другие товары контролировать невозможно. В этой ситуации меня больше волнуют энергоносители. Уверен, что цены на газ будут расти и дальше, и повышение «минималки» - всего лишь формальное оправдание для дальнейшего подорожания газа, электроэнергии и так далее».

«ВСЁ ОПЯТЬ УТОНЕТ В БОЛОТЕ КОРРУПЦИИ»

«Я рассматриваю увеличение минимальной зарплаты как дополнительную налоговую нагрузку на бизнес, - комментирует финансовый директор одной из одесских компаний Юрий Мирный. – Вряд ли большинство предпринимателей реально поднимут зарплаты своим работникам – работодатели найдут способы уйти от этого. Конечно, они теперь будут вынуждены официально показывать выплату установленной «минималки» (и, как я уже сказал, больше платить с неё налогов), однако одно дело – показывать формально, а другое – выплачивать фактически. Так что большинство работников, которые раньше получали меньше 3200 гривен, будут получать столько же. В «лучшем» случае их заставят расписываться за одну сумму, а на руки станут выдавать другую. Есть и другие варианты оптимизации расходов на рабочую силу – сокращать персонал или переводить сотрудников в «теневой» режим труда. Таким образом, многие наёмные работники только проиграют от инициативы нашего «добренького» правительства. Кстати, налоговая нагрузка на зарплату в Украине по-прежнему остаётся одной из наиболее высоких в мире – в общей сложности около 40 процентов от фонда оплаты труда. Проще говоря, чтобы заплатить работнику 100 гривен, работодатель по факту обязан выложить 140 гривен.

На мой взгляд, повышение «минималки» - это попытка власти точечно решить проблему в условиях, когда не меняются глобальные системные вещи. И прежде всего – никак не меняется ситуация с коррупцией. Вот почему я не очень верю в осуществление реального жёсткого контроля со стороны государства относительно соблюдения нормы о минимальной зарплате. Как известно, правительство не раз пугало работодателей огромными штрафами за уход в «тень». Но мы же прекрасно понимаем: будет всё, как и было. Не исключаю, что периодически кого-то действительно будут штрафовать, тем более что сейчас значительно усилены полномочия государственной инспекции по труду (с 1 января 2017 года в Украине вступили в силу новые правила проверок предпринимательской деятельности – Прим. авт.). И всё же карательные меры будут применяться скорее как показательная порка, а заодно контролирующие органы поставят себе необходимые галочки, чтобы показать эффективность своей работы. В целом же ужесточения надзора за соблюдением трудовых прав работников не произойдёт, поскольку благие намерения «утонут» в коррупции. Как всегда. Где вы видели, чтобы наши чиновники не использовали свои властные полномочия для собственного обогащения? По-моему, вопрос риторический…

Кроме того, в этой проблеме присутствует и чисто психологический момент. Почему украинский бизнес стремится уйти в «тень» и сократить налоговые платежи? Неужели наши предприниматели – злодеи, напрочь лишённые чувства патриотизма и социальной ответственности? Естественно, нет. Просто они знают: в этой стране нет никакого смысла честно платить налоги, потому что бюджетные деньги будут либо разворованы чиновниками, либо использованы неэффективно».

ЖЛОБСТВО, ХАМСТВО И ПРОИЗВОЛ НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ

Разумеется, зарплата в любой стране – не столько социальная, сколько экономическая категория, и её следует рассматривать в контексте экономики в целом. И здесь, увы, Украина всё больше и больше деградирует. Статистика на сей счёт доступна в открытых источниках, поэтому я не буду в неё углубляться. Хотелось бы акцентировать внимание читателей лишь на одном экономическом показателе – на том, который отражает долю зарплаты в себестоимости украинской продукции. Это чрезвычайно важно. И об этом у нас почти не говорят (как не говорят о верёвке в доме повешенного).

Не секрет, что оплата труда в Украине никогда не была высокой. Такая «традиция» тянется ещё с советских времён. Но если при Советах скромный уровень оплаты труда компенсировался бесплатным образованием, здравоохранением и даже бесплатным обеспечением жильём (не считая множества других социальных благ), то «содружество демократии и свободного рынка» от подобных компенсаций отказалось. Получился странный феномен: в стране сложились капиталистические цены, но остались социалистические зарплаты. И эта тенденция продолжается до сих пор.

В настоящее время средняя зарплата в Украине в 7 раз меньше (!), чем аналогичный мировой показатель, включающий в себя статистику как благополучных, так и беднейших стран Африки и Азии. Ещё больше этот разрыв по отношению к развитым странам. Почему? Одна из главных причин заключается в следующем: если в Европе доля зарплаты в себестоимости продукции достигает 40-50%, то в нашей стране – 8-11%.

Конечно же, эти цифры заслуживают отдельного профессионального анализа, и всё же в Украине они обусловлены фактором, который трудно «пощупать» и проанализировать. Это уникальный фактор, и связан он с национальным менталитетом. А точнее, с такими его качествами, как жлобство, хамство и склонность к произволу.

У нас не принято платить много. У нас вообще не ценится честный труд как таковой. У нас не принято ценить и уважать человека, тем более простого работника. У нас не принято соблюдать права этого работника. Спросите простых людей – и они вам расскажут массу историй о начальниках-самодурах, каждый из которых ведёт себя как царь и бог по отношению к подчинённым. «Я начальник – ты дурак», - эта формула служебных взаимоотношений давно стала нормой жизни для миллионов украинских граждан. А дикий капитализм превратил её в ещё более уродливый вариант: «Я хозяин – ты раб». Работодатель зачастую может издеваться над работником как угодно, не боясь никаких санкций, никакого закона. Профсоюзы не действуют, а продажная правоохранительная система всегда будет на стороне того, у кого есть деньги и влияние. В такой системе рядовому человеку не найти защиты и справедливости.

Соответственно, нищенская оплата труда в Украине – прямое следствие этих национальных особенностей. И дело тут даже не в том, насколько «напрягает» нашу экономику очередное повышение «минималки». Дело в другом: даже когда работодатель МОЖЕТ платить нормальную зарплату, он всё равно НЕ ХОЧЕТ её платить. Тут наряду с сугубо экономической причиной (экономить на персонале – проще всего) включается ментально-психологический мотив: а зачем платить больше? Зачем платить работнику 200 долларов, если он согласен вкалывать за 100? Что, уже не согласен? Возмущается? Не беда. Разговор короткий: не нравится – увольняйся, на твоё место придут другие, менее капризные.

И всё. Спорить – бесполезно. Бороться – себе дороже. А в условиях падения экономики остаться без куска хлеба – чуть ли не самое страшное, что может быть…

Помните, в период перестройки на экраны вышел фильм «Джек Восьмёркин – американец»? Там главный герой поёт песенку о равных возможностях в США: «У нас с миллионером возможности равны, мы в этом с ним как близнецы похожи: пешком добраться до Луны мы оба одинаково не можем…»

Вот и я – о том же.

Григол КАТАМАДЗЕ, президент Ассоциации налогоплательщиков Украины:

- В последние годы происходит прямое нарушение украинского законодательства самим же законодателем. Вот, например, Налоговый кодекс или Закон о государственном бюджете. Там чётко прописано – нельзя менять Налоговый кодекс позднее чем за 6 месяцев до начала нового финансового года. А у нас – в декабре 2016-го приняли изменения, которые вступили в силу с 1 января, буквально через несколько дней! То же самое было в 2015-м, 28 декабря были приняты изменения! То же самое было в 2014-м! Вы знаете, требовать у граждан выполнять закон, когда законодатель сам его нарушает, - это нелогично.

Андрей Потылико, специально для сайта «Город 24 часа»